тропики

filippiny


Всё о путешествиях на Филиппины


Previous Entry Share
О филиппинских детях. Мои заметки
breath
blizkaya wrote in filippiny
Когда я ездила на Филиппины весной 2010 года у меня было много свободного времени по вечерам. Мы около месяца путешествовали вдвоём с моей дочкой Соней, которой на тот момент был 1 год и 3 месяца. Я укладывала её спать довольно рано, а сама обрабатывала фотографии, записывала свои впечатления.

Часть своих наблюдений перенесу и сюда. Это записи из моего личного дневника, с жаргонной лексикой и подробностями нашей жизни, а также с живыми и интересными фактами о Филиппинах.

Вот моя запись от 26 марта 2010 г., сделанная, когда мы жили в глубинке провинции Палаван - маленьком городке Эль Нидо.

"Я тут произвожу разведывательную и наблюдательную деятельность о том, как у них тут всё устроено с детьми. И, если раньше мне казалось, что филиппинцы должны были недалеко уйти от того, о чём пишет Ледлофф, то теперь я вижу, что ошибалась. Понимаю, что всеобщий позитивный настрой – это отчасти природное (может, даже погодное – всегда лето), отчасти привычка, отчасти культурное наследие или вроде того. Ну и, конечно, при ближайшем рассмотрении позитив не безграничен. Что же касается того, как они тут воспитывают детей, то есть много всяких но.

Как мне рассказали местные женщины, в обществе очень много условностей, связанных с детьми, вроде того, что после шести вечера не принято выносить или выпускать детей на улицу. В тёмное время суток мамы с детьми и правда встречаются значительно реже, хотя, насколько я слышу, дети ложатся спать часов в 11. В море дети лет до двух-трёх тоже практически не купаются, даже под наблюдением или с участием взрослых.
Как мне рассказали, кормить грудью у них принято где-то до двух лет, кормят все и это как-то даже не обсуждается, хотя у некоторых случаются проблемы с молоком и они заканчивают кормить раньше, но, мол, хорошо, когда кормят до двух лет. По-моему, их немного смущает, что я кормлю Соню, как говорится, где нужда застанет, сама я видела гв один или два раза, женщины при этом смущались, но нам с Соней никто слова не сказал.

Детей носят в основном на руках либо держат в кроватках-манежах, иногда чуть ли не на улицах. Я тут сегодня проходила мимо одной лавочки – там стоял манеж с ребенком внутри, с приставленной к нему бабушкой (очень неодобрительно взиравшей на нас с Соней, несмотря на мои улыбки), с вентилятором и минителевизором с включёнными мультиками (девочке, к слову, было год и три, и пробегающая мимо неё Соня выглядела существом из совсем другого племени, что, впрочем, так и есть). Вообще, тут очень много всякой туфты – вроде того, что дети (я не говорю про младенцев, но все более или менее бегающие и говорящие) едят снеки сомнительного качества и содержания, пьют колу, смотрят херню по телевизору. В стрёмных деревенских супермаркетах продается куча снекового и консервированного говна, есть также смесь и подгузники, но нет, например, сливочного масла, а только спреды и другая химия. Я вообще не понимаю, почему тут такая беда с молочными продуктами, такое впечатление, что коровы (хотя, может, все они быки…), которых тут дофига, просто не дают молока. Сыра нигде нет, масла нет, слово йогурт они вообще не понимают, что уж говорить про сметану и кефир. Есть нечто странное под названием Якулт, изготовленное по японское технологии, на вкус говнецо, конечно, но типа с какими-то бифидобактериями. Баночного детского питания тоже мной не обнаружено, хотя педприкорм вызывает большое удивление, из чего я делаю вывод, что у младенцев здесь все-таки какая-то особая диета.

Один раз я тут видела коляску – это признак особой состоятельности, один раз кенгуру (впрочем, пустой, ребенка нёс папа просто на руках). Друзья из Манилы нам рассказывали, что раньше носили в саронгах – многофункциональных цветастых хлопковых платках, которые сейчас в основном используют как шали или повязывают как юбки во время фестивалей. Но мне кажется, что в Эль Нидо носят на руках, не используя никакие приспособления, просто потому, что никто не носит детей далеко – никто не наворачивает кругов по паркам или вдоль прибоя, городок маленький, так что дойти от одной улицы до другой можно за пару минут. К тому же у всех припряжены бабушки, прабабушки и мужчины, семейственность тут очень развита, так что у женщины просто редко бывает необходимость куда-то идти с ребенком.

К слову, мужчины, что просто прекрасно, очень семейно ориентированны, часто встречаются папы с детьми на руках и просто вместе, даже подростки и молодые юноши заигрывают с Соней, интерес к детям у них обычное дело. Мам-одиночек мало, видимо, в обществе сильно порицается, если мужчина бросает своих детей, и для филиппинцев это редкое явление. Хотя, конечно, всякое бывает. Но при этом, как мне кажется, довольно часто встречается другое: мама сдаёт ребенка на попечение бабушкам или другим женщинам клана и идет работать, причём, как вот даже хозяйка моего пансиона – мама может уехать в другой город на несколько месяцев. Это, конечно, объясняется бедностью и тем, что женщины тут обычно предприимчивее мужчин, но не могу сказать, что это хорошо сказывается на детях.
Большинство детей, которых я здесь вижу, особенно маленьких, производят на меня впечатление немного недоразвитых и забитых. Как вот эта девочка в манеже в год и три, и при этом, она даже не пыталась из него выбраться, просто стояла там и смотрела мультики. В год редко ходят, в два редко говорят, плачут на самом деле много, про рост и вес ничего сказать не могу, ведь филиппинцы вообще небольшие, но было очень странно, когда мы встретили мальчика трех лет на полголовы ниже Сони и в два раза худее, обычно все-таки масштабы более соотносимые.

Тут в соседней хижине живет мальчик чуть старше Сони, так как слышимость очень хорошая, то я знаю, что он ложится спать в 11-12, что посреди ночи он обычно просыпается и долго плачет – минут по 30, не меньше, я впервые слышала, как ребенок перестаёт плакать от отчаяния, а не от того, что его успокоили. Я не могу сказать, что это обычное дело, я просто не знаю, но я слушаю плач регулярно. Хотя наверняка и у нас такое есть, повторюсь, я просто не знаю.

Соня обычно очень отличается от местных детей своего возраста: во-первых, любознательностью и умениями, во-вторых, предоставленной ей свободой, в-третьих, дружелюбием и открытостью. Я отмечаю, что именно своего возраста, потому что с другими возрастами сравнивать некорректно. Старшие дети, как правило, общаются с Соней с удовольствием, тоже очень дружелюбны и открыты, но сверстники – совсем иное дело. Она вообще выглядит тут как инопланетянка, не только из-за цвета кожи и волос и того, что все на нее обращают внимание, но и поведение её, то, как она общается со мной и другими взрослыми, как радостно реагирует на окружающий мир – всё это очень выделяется на фоне поведения местных детей. Мои наблюдения подтверждает и наша няня, которая говорит, что Соня совсем другая: меньше плачет, любознательнее и гораздо легче идет на контакт с посторонними людьми, особенно её удивляет, что Соня может сама спокойно уйти с ней от мамы по своей эксплорерской программе.

Все это я пишу не для того, чтобы рассказать вам, какая у меня классная дочь и как я хорошо и правильно её воспитываю (хотя этого не отнять!:)), но и к тому, что раньше, мне казалось, что филиппинские дети светятся счастьем, не агрессивные, дружелюбные, не сравнить с нашими, и мне казалось это заслугой воспитания, подхода, который является частью сохранившейся культуры. Сейчас же я понимаю, что всё не совсем так, как я себе представляла. Подходы уже серьёзно изменены западным влиянием (да и вообще я не могу сказать, что все, идущие из глубины веков подходы к воспитанию детей, правильны и разумны, я так не считаю, чтобы там не писала Ледлофф). Дети тут вовсе не так безмятежно счастливы, родители могут и прикрикнуть и ударить (не для профанации) своего ребенка – и то и другое было мной замечено неоднократно. Но все-таки родители проявляют к детям и очень много искренней любви и нежности, да и не только родители – вообще все люди. Я думаю, что, может быть, эта непосредственность в проявлении чувств, радость, которую дают ребёнку просто оттого, что он живёт на свете, и спасает филиппинцев.

И ещё одно маленькое наблюдение. Сегодня я наконец-то встретила тут другого белого путешествующего ребенка, аллилуйя!:)) Это была девочка Сониного возраста или чуть старше, она восседала в одном подгузнике на шее своего, кажется, французского папы, мама шла рядом. Соня, кстати, ходит в трусах, как большая, подгузники остались для перелетов, городов и иногда ночью.

Какой-то получился хвастливый пост, как у них все плохо, а я вся в белом. Вы не подумайте, все не так прям гладко, Соня – девица громогласная, и чехи с дредами из соседней комнаты как-то даже стучали мне в стенку, что их, мол, её крики раздражают. Но я, как спокойная мать, считаю, что это их проблемы, а меня значительно больше волнует, почему плачет мой ребенок и чем я могу ему помочь, чем то, что кому-то это мешает спать-жить-любить. Типа, закон джунглей. Ещё я отмечаю, что Соня, к моему великому сожалению, дерётся, правда, достаточно обоснованно: когда кто-то бесцеремонно нарушает её личные границы или просто делает что-то неугодное ей. Но мы над этим работаем - учу её осознавать и выражать свои негативные эмоции другими способами. Пока получается плохо, но я не теряю надежду. ".

А вот и сами островитяне с далёких островов: как обычно в ярких майках не по размеру и в звучных гогеновских позах.
230,31 КБ

?

Log in